X зимние Олимпийские игры (Гренобль, 1968 г.) 6 февраля – 18 февраля


Дата, место проведения

С 6 по 18 февраля 1968 г. – в Гренобле (Франция) проходили X зимние Олимпийские игры.

Виды спорта, количество участников

В Гренобле в борьбу включились 1158 спортсменов (в том числе 202 женщины) из 37 стран, которые и разыграли 35 комплектов медалей в семи видах спорта.
На Олимпиаде в Гренобле впервые отдельными командами выступали атлеты ГДР и ФРГ. Выросло не только число участников Игр, но и число болельщиков: за этими ЗОИ наблюдало уже более 600 млн. телезрителей. В олимпийской программе появилась новая дисциплина: эстафета биатлонистов 4 ? 10 км. Еще два новшества – введение допинг-контроля и теста для спортсменок на половую принадлежность – были продиктованы новыми реалиями большого спорта.

Особенности подготовки и проведения игр

Франция многое сделала для того, чтобы юбилейные зимние Олимпийские игры прошли на высоком организационном и спортивном уровне.
Все было готово почти за год до начала состязаний. Построили Олимпийскую деревню. Новый квартал многоэтажных домов мало был похож на Олимпийскую деревню. Здесь было все сделано для удобства: почта, церковь, поликлиника, развлекательный комплекс. Построили искусственную дорожку для скоростного бега на коньках. Ледяной стадион вмещал 12 тыс. зрителей. С виду он представлял бабочку, присевшую отдохнуть среди цветов. Ко всем сооружениям были построены отличные дороги. На Олимпиадном полотнище появилась новая деталь. Художник Пиро слил пять колец с изображением молодой женщины и голубя. На церемонии открытия прозвучала клятва, зажжен огонь и вдруг с неба хлынул пунцовый дождь – 30 тыс. живых роз сбросили с вертолетов на стадион.

Победители олимпиады, в том числе спортсмены России

Лучшим спортсменом Зимних олимпийских игр и подлинным национальным героем Франции стал горнолыжник Жан-Клод Килли, завоевавший три «золота» и повторивший достижение Тони Зайлера на Играх-1956.
Герой предыдущих Игр, выдающийся итальянский бобслеист Монти, до этого дважды становившийся серебряным (1956) и бронзовым (1964) призером, завоевал, наконец, две золотых медали. Причем в состязаниях четверок перед заключительной пятой попыткой команды Италии и Германии имели равные показатели, но в итоге экипаж Монти все же вырвал победу. Дважды, причем неожиданно для многих, чемпионкой Гренобля-68 стала шведская лыжница Тойни Густафссон, победившая в обоих видах индивидуальной программы, а затем завоевавшая серебро в командной эстафете. По две высших награды увезли с собой норвежские лыжники Оле Эллефсетер и Харальд Греннинген (одно «золото» они завоевали совместными усилиями в эстафете). А вот на дистанции 30 км преподнес сюрприз итальянец Франко Нонес: до него ни один представитель южных стран не выигрывал лыжную гонку. Блестяще выступила на Играх американская фигуристка Пегги Флеминг: лидируя с большим отрывом после исполнения обязательных фигур, она уверенно выполнила и произвольную программу, за которую все 9 судей отдали ей первое место. (При этом Флеминг оказалась единственным представителем олимпийской команды США, которая сумела подняться на высшую ступень пьедестала почета.)
Спортсмены СССР выступили на этих Играх неудачно, существенно сдав свои позиции в лыжном спорте и скоростном беге на коньках. Если в Инсбруке в этих видах спорта на их счету было 8 золотых медалей, то в Гренобле олимпийцам СССР пришлось довольствоваться 2 золотыми медалями. Зато настоящей сенсацией стала победа в прыжках с трамплина Владимира Белоусова: это единственная золотая медаль советских прыгунов за все время их выступлений на Олимпиадах. Владимир одержал победу в прыжках с 90-метрового трамплина, сумел в острейшей борьбе опередить победителя соревнований на 70-метровом трамплине спортсмена из Чехословакии И. Рашку.
В скоростном беге на коньках слабое выступление спортсменов СССР не снизило соперничества. Острейшая борьба шла между конькобежцами Голландии, Норвегии, Швеции, Финляндии. Голландские спортсмены сумели завоевать три золотые медали, США, Норвегии, Германии, Швеции и СССР – по одной.
Драматично сложились соревнования в бобслее (четверка). После 4-х попыток команды Германии и Италии имели одинаковый результат. В последней, пятой попытке сильнее оказались итальянцы во главе с выдающимся спортсменом – пилотом боба Еугенио Монти. Этот спортсмен дважды был серебряным призером (1956 г.), дважды – бронзовым (1964 г.) и только в Гренобле сумел выиграть золотую медаль.
Вновь сильнее всех были наши хоккеисты. Несмотря на поражение в матче с чехословацкой командой (4:5) хоккеисты СССР сумели добиться золотых медалей, уверенно переиграв остальных соперников. А биатлонисты стали первыми в истории Зимних олимпийских игр победителями командной эстафеты (для Мистера Биатлона, как прозвали Александра Тихонова западные журналисты, это была первая из четырех олимпийских побед в эстафете, к которой он на Играх-1968 добавил и «серебро» на дистанции 20 км).
В парном фигурном катании на коньках второй раз подряд победителями стали Л. Белоусова и О. Протопопов. Их главными соперниками на этих Играх были спортсмены из сборной команды СССР Т. Жук и А. Горелик.
В соревнованиях на одноместных санях среди женщин первой оказалась Э. Лехнер (Италия). В этом ей «помогли» 3 ведущие саночницы из команды ГДР, которые были дисквалифицированы за незаконное нагревание полозьев.
Французских олимпийцев и многочисленных поклонников зимних видов спорта, конечно, не мог удовлетворить результат общекомандной борьбы – сборная команда Франции заняла 5 место в неофициальном зачете. Однако яркая победа во всех трех дисциплинах горнолыжного спорта Ж.К. Килли явилась украшением Олимпиады. Такого успеха удалось добиться лишь один раз А. Зайлеру.
В неофициальном командном зачете победу одержали норвежцы: 103 очка и 14 медалей (соответственно 6, 6, 2). Вторыми были спортсмены СССР – 92 очка и 13 медалей (5, 5, 3), третьими – Австрии – 79 очков и 11 медалей (3, 4, 4).

Общий медальный зачет по странам

Страна Золото Серебро Бронза Общее кол-во
1 Норвегия 6 6 2 14
2 СССР 5 5 3 13
3 Италия 4 0 0 4
4 Франция 4 3 2 9
5 Швеция 3 2 3 8
6 Нидерланды 3 3 3 9
7 Австрия 3 4 4 11
8 ФРГ 2 2 3 7
9 Канада 1 1 1 3
10 Чехословакия 1 2 1 4
11 ГДР 1 2 2 5
12 Финляндия 1 2 2 5
13 США 1 5 1 7
14 Швейцария 0 2 4 6
15 Румыния 0 0 1 1

Опубликовано в рубрике Гренобль 1968. Комментарии (0)

Наши спортсмены на X зимних Олимпийских играх

Призеры зимних Олимпийских Игр

Лыжные гонки:

* II место – Вячеслав Веденин (марафон 50 км, мужчины);
* II место – Галина Кулакова (короткая дистанция 5 км, женщины);
* III место – сборная СССР (эстафета, женщины);
* III место – Алевтина Колчина (короткая дистанция 5 км, женщины).

Биатлон:

* I место – сборная СССР (Эстафета, 4×7,5, мужчины);
* II место – Александр Тихонов (индивидуальная гонка, 20 км, мужчины);
* III место – Владимир Гундарцев (индивидуальная гонка, 20 км, мужчины).

Прыжки с трамплина:

* I место – Владимир Белоусов.

Фигурное катание:

* I место – Людмила Белоусова, Олег Протопопов (спортивные пары);
* II место – Татьяна Жук, Александр Горелик (спортивные пары).

Конькобежный спорт:

* I место – Людмила Титова (500 м, женщины);
* II место – Людмила Титова (1000 м, женщины).

Хоккей:

o I место – сборная СССР.

Источник: http://www.olimpic.su/index.html

Опубликовано в рубрике Гренобль 1968. Комментарии (0)

Герои Олимпиады. Тихонов Александр Иванович

Биографическая справка

Советский спортсмен, биатлонист.
Многократный чемпион СССР, тринадцатикратный чемпион мира, четырехкратный олимпийский чемпион, Александр Иванович Тихонов родился 2 января 1947 в селе Уйск, затерянном в лесах Зауралья.

Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена

Александр родился с врожденным пороком сердца, и у врачей почти не было надежд на то, что он выживет. Саша выжил, но свои первые шаги сделал только в три года, когда другие дети уже вовсю бегали. Каждый шаг отдавался нестерпимой болью, Саша сразу же начинал задыхаться. Конечно, он очень страдал от постоянно мучившей его боли, но еще тяжелее ему было смотреть на бегавших по улице беззаботных и веселых ребят. И мальчик очень хотел стать таким же здоровым. Как вспоминал потом сам Тихонов, именно это желание и поставило его на ноги.
Впрочем, выбора у него не было. Он рос в глухой деревушке, где зимой можно было передвигаться только на лыжах, а потому ему просто ничего не оставалось, как встать на них. Для Саши это было очень нелегко, каждый шаг давался ему с превеликим трудом, и тренироваться он уходил в лес, чтобы никто не видел его мучений. Ценой невероятных усилий он сумел победить свой недуг, и, к всеобщему изумлению, соревнования на первенство школы по лыжам выиграл именно он, совсем еще недавно с трудом, стоявший на ногах. Успех окрылил Сашу, он стал усиленно тренироваться и одерживать победы на всевозможных соревнованиях.

Первая победа

Александра заметили и зимой 1966 года пригласили на тренировочный сбор, проходивший в преддверии чемпионата СССР среди юниоров. Вот тогда и произошло то, что во многом определило его спортивную судьбу. На одной из тренировок он потянул ногу и остался у себя в номере. Он лежал на кровати и с тоской думал о тренировавшихся ребятах. Неожиданно дверь его комнаты открылась, и изумленный Александр увидел… знаменитого на весь мир биатлониста Александра Привалова.
Выразив свое сочувствие, Привалов совершенно неожиданно для Тихонова пригласил его пострелять вместе с ним. «С огромным трудом доковылял я до стрельбища,— рассказывал потом Тихонов — Александр Васильевич дал мне свою винтовку, и вот тут-то я растерялся! Да и как было оставаться спокойным, если я держал винтовку чемпиона! Но когда стал стрелять, успокоился и даже несколько раз попал. Привалов меня похвалил и пригласил приходить еще. Я стал приходить и очень скоро «заболел» биатлоном уже по-настоящему».
Затем случилась еще одна неожиданность — перешедший на тренерскую работу Привалов подарил Тихонову свою винтовку. «Не подведи»,— с улыбкой сказал он, вручая ему оружие. Конечно, Александру повезло, у него появилась возможность тренироваться с такими великими спортсменами, как Виктор Маматов, Владимир Меланин, Владимир Гундарцев и Николай Пузанов, под руководством великих тренеров: Евгения Дмитриевича Глинского и Александра Васильевича Привалова. Ближе всех Тихонову был Глинский, не только бывший тренером сборной, но и работавший в новосибирском «Динамо». Их отношения сразу же вышли за чисто спортивные рамки, Евгений Дмитриевич стал для Александра больше, чем воспитатель, недаром он уважительно называл его «батей».
Ну и, конечно, большую роль в становлении Тихонова-биатлониста сыграл Привалов, обладавший поистине олимпийским хладнокровием и огромным опытом выступлений на самом высоком уровне. «Его авторитет был настолько велик,— рассказывал Тихонов,— что любой совет Александра Васильевича воспринимался молодыми биатлонистами как единственное руководство к действию. И даже при всем своем желании я не могу высказать того, как помогли мне эти два очень дорогих для меня человека добиться всего того, что я сумел завоевать и в спорте, и в жизни».
Перейдя в биатлон из гонок, Тихонов настолько превосходил соперников в скорости бега, что зачастую даже после штрафного круга догонял ушедших вперед противников. И именно это преимущество над практически всеми биатлонистами мира позволяло ему постоянно рисковать, без чего он не мыслил себя в спорте. «Человеком отчаянной смелости и азарта» называл его Владимир Меланин. «В гонке,— говорил он,— Тихонов часто рискует. Это его стиль!»

Звездный час

В девятнадцать лет его включили в состав сборной Советского Союза на Олимпийских играх в Гренобле и, несмотря на полное отсутствие опыта, сразу же бросили в бой. И когда Александр узнал, что бежит первый этап в эстафете, то ночью никак не мог уснуть. Это, впрочем, не сказалось на его выступлении, и он первым передал эстафету Николаю Пузанову. Команда победила. Надо ли говорить, с каким настроением Александр вышел на следующий день на старт индивидуальной гонки? Он был полон решимости повторить свой успех. Он сражался до последнего, но отсутствие опыта все же сказалось, и в упорнейшей борьбе он уступил золото норвежцу Сольбергу. И все же это был большой успех. Взять с первого захода на одной Олимпиаде «золото» и «серебро» удавалось немногим. Бороться с ним было очень сложно. «И, тем не менее,— говорил Привалов,— Саша не был самородком. Он просто доказал известную всем истину, что человек сам себя создает. В раннем детстве он научился терпеть и всегда находил в себе силы бороться через «не могу».
Тихонов очень хотел выиграть в Саппоро, куда приехал уже в ранге пятикратного чемпиона мира и основного претендента на олимпийское золото, и вот тогда-то с ним и случилась та самая история, с которой мы начали свой рассказ. И теперь, когда вспоминаешь то выступление Тихонова, невольно задаешься вопросом: а не проиграл ли он и ту индивидуальную гонку из-за того, что излишне рисковал и стрелял как автомат? Ведь все знавшие Александра в один голос утверждали, что в эстафетах, где он нес ответственность не только за себя, но и за команду, он никогда не позволял себе идти на какой-то особый риск и отличался сдержанностью, в общем-то ему несвойственной. А может быть, над ним висел какой-то злой рок, ведь, согласитесь, это как-то странно, что человек, выигравший тринадцать раз звание чемпиона мира, так и не смог стать олимпийским чемпионом в индивидуальной гонке.
И в самом деле странно… Особенно если вспомнить очередное приключение Тихонова на чемпионате мира 1973 года, на котором очень сильны были норвежцы, обладавшие лучшей по тем временам лыжной смазкой, играющей не меньшую роль в результатах любого биатлониста, нежели умение стрелять. На последнем этапе эстафеты, где по извечной иронии судьбы Тихонов соревновался с победившим его в Гренобле Тором Свендсбергетом, именно удачно подобранная для теплой погоды смазка могла решить дело. Поначалу так оно и было, и там, где норвежец мог позволить себе передохнуть, Тихонов был вынужден работать в полную силу. Они то и дело обгоняли друг друга и на последний огневой рубеж вышли плечо в плечо. Отстрелялись они быстро, и все же норвежец сумел уйти со стрельбища первым. Неимоверным усилием воли Тихонов достал Тора, но тот снова ушел вперед. На финише завязалась отчаянная, не на жизнь, а на смерть, борьба, и Тихонову просто чудом удалось опередить норвежца на какие-то метры и выиграть свою дистанцию, а вместе с нею и всю гонку.
Впрочем, никакого чуда не было. Была помноженная на великолепное мастерство воля и граничащее с самопожертвованием упорство, которое и позволило ему прийти первым. Не случайно норвежец, отдавший все силы борьбе, по окончании гонки почти без сознания рухнул на снег, и его отнесли в раздевалку. А еще через несколько минут зрители, собравшиеся, чтобы поздравить чемпионов, наблюдали весьма трогательную картину. Пришедший в себя норвежец подошел к Тихонову и обнял его. Они долго стояли в воцарившейся вокруг почтительной тишине, и некоторые украдкой утирали невольно катившиеся слезы, настолько величественным и грустным было представшее их глазам зрелище.
Да, в Саппоро Тихонов снова стал чемпионом в эстафете, и снова полного удовлетворения не было. Теперь все свои надежды он связывал с Инсбруком, куда и отправился в составе советской команды через четыре года, получив за это время еще несколько золотых медалей чемпиона мира. Но, увы, его и там ждала неудача: он провел слишком много времени на последнем огневом рубеже и, заработав целых шесть минут штрафа, занял только пятое место.
Конечно, очередное «золото» в эстафете сгладило горечь поражения, и, тем не менее столицу Тироля Тихонов покидал с твердым намерением отыграться на следующих играх в Лейк-Плэсиде, где ему доверили нести знамя советской делегации. Тем более что это были его последние Игры. Но, к огромному его сожалению, в Америке тоже ничего не получилось. На старт Александр вышел больным, и хотя сражался, как и всегда, отчаянно, чуда не произошло, и он занял только девятое место. В тот день неудачно выступила почти полностью состоявшая из ветеранок женская команда, и тренеры сразу же вспомнили о почтенном возрасте Тихонова, которому к тому времени исполнилось тридцать три года.
Переживал ли сам Тихонов? Да, конечно, переживал, ведь это была его последняя возможность стать олимпийским чемпионом в индивидуальной гонке. В довершение всего, перед эстафетой у него поднялась температура, и одна только мысль о том, что он может подвести команду в эстафете, убивала его.
«На следующее утро,— вспоминал Тихонов,— ко мне в комнату пришел Володя Аликин. «Плохие дела, Иваныч, — грустно произнес он.— У меня тридцать восемь и две! Не знаю, что делать». И вот тут-то я его «утешил»! Я достал градусник, который держал под мышкой, и протянул его Володе. «Ого!» — изумленно и в то же время печально воскликнул он,— тридцать девять и восемь!» Мы долго молчали. Да и о чем было говорить? В таком разобранном состоянии победить было весьма сложно. Особенно, если вспомнить, что обстановка в Лейк-Плэсиде была очень нервной из-за постоянных нападок американцев на нашу команду. «Русские не должны выигрывать в США!» — таков был лозунг, под которым действовала американская пресса, постоянно нагнетая и без того напряженную обстановку. И мы даже оружие всегда носили с собой, опасаясь, как бы нам его не испортили! А тут… В эту горькую для нас минуту в комнату вошел Толя Алябьев и, заметив наши расстроенные лица, спросил, в чем дело. Я объяснил ему ситуацию и попросил никому не говорить. И вот тогда Алябьев кивнул на календарь. «Двадцать третье февраля,— улыбнулся он,— и, как военные люди, проигрывать мы не имеем права! Так что успокойтесь, эстафету мы выиграем!»
На свою последнюю в жизни олимпийскую гонку Тихонов вышел в приподнятом настроении и даже сменил привычную белую форму на красную, что было весьма необычно для суеверных спортсменов. На втором этапе ему противостоял чемпион мира из ГДР Франк Ульрих, и тренеры немецкой команды даже не сомневались в том, что и на этот раз молодость возьмет верх над опытом. С первых же метров Ульрих повел отчаянную борьбу, но выиграть ему не удалось. Решивший умереть, но выиграть, Тихонов бежал прекрасно и вместе со своими товарищами «привез» бежавшему на последнем этапе эстафеты Алябьеву сорок секунд. «И, тем не менее,— рассказывал Тихонов,— принявший эстафету от Ульриха Эберхард Реш полетел как на крыльях, и на последнюю стрельбу команды ГДР и СССР пришли вместе! Но Алябьев стрелял без промаха, в то время, как дрогнувший Реш промахнулся.»

Передача опыта

Так Тихонов стал единственным советским спортсменом, победившим на четырех Олимпиадах подряд, и на следующее утро газета «Нью-Йорк тайме» писала: «Глядя на простого парня Александра Тихонова, даже трудно представить себе, какой же железной волей надо обладать, чтобы совершить то, что ему удалось». За годы своих блестящих выступлений в большом спорте Александр Иванович Тихонов получил огромное количество всевозможных наград, но нельзя не сказать и еще об одной — ордене Красной Звезды за задержание опасного преступника.
В памяти миллионов болельщиков он продолжает оставаться одним из самых выдающихся спортсменов нашего времени.

Источник: http://www.olimpic.su/index.html

Опубликовано в рубрике Видео, Гренобль 1968, Заслуженные спортсмены, Инсбрук 1976, Лейк-Плэсид 1980, Саппоро 1972, Фото. Комментарии (0)

Герои Олимпиады. Кулакова Галина Алексеевна

Биографическая справка

Советская спортсменка-лыжница, заслуженный мастер спорта (1970), преподаватель. Неоднократная чемпионка СССР (1969—71), мира (1970), Олимпийских игр (3 золотые медали, Саппоро, 1972) в личных и эстафетных гонках. Награждена орденом Ленина и орденом «Знак Почёта». Многократная чемпионка СССР; десятикратная чемпионка мира; обладательница Кубка мира; четырехкратная олимпийская чемпионка.
Галина Алексеевна Кулакова родилась 29 апреля 1942 года в деревне Степанове, в тридцати километрах от города Воткинска. Ее отец погиб на фронте, и детство у Гали было тяжелое, как и у всех оставшихся без кормильца семей. Но Гале пришлось особенно тяжело, ведь, помимо нее, в семье было еще шесть девочек и два мальчика, и всех их растила одна только мать, женщина, которая своим трудолюбием удивляла даже повидавших виды крестьянок и сумела не только выстоять в тяжелейшие военные и послевоенные годы, но и сохранить душевное тепло и веселый нрав. Несмотря на холод и голод, семья Кулаковых жила на редкость дружно, с ранних лет дети учились не только выживать, но и помогать друг другу.

Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена

Как и все ее сверстницы, Галя рано приобщилась к тяжелому крестьянскому труду и в семнадцать лет стала дояркой. В четыре часа утра она была уже в коровнике, а после тяжелого трудового дня возвращалась домой и принималась за бесконечные домашние дела. Но девушка не роптала: коровы, за которыми она ухаживала, кормили всю деревню. И, несмотря на лишения, Галя росла очень крепкой девушкой.
На лыжах она начала ходить с детства, и отнюдь не из-за какой-то особой любви к ним: просто иначе в расположенную в трех километрах от деревни школу зимой было не попасть. Да и лыж как таковых не было, их заменяли обыкновенные доски. Но и на них она умудрялась каждый день отмахивать по десять километров. И поскольку никакой другой секции в совхозе «Боткинский» больше не было, Галя стала заниматься в ней.

Первая победа

Время от времени ее посылали на различные соревнования, но особых лавров она на них не снискала. Так было и на соревнованиях сельских спортсменов в Свердловске, где Галя выступила крайне неудачно.
По дороге домой она заехала к жившей в Воткинске сестре Лиде, и та уговорила ее выступить на лыжном первенстве района вместо нее. Галина согласилась и заняла второе место. А вскоре за ней в ее родное Степаново приехал мастер спорта Петр Наймушин, готовивший команду Воткинска к городским соревнованиям. И кто знает, как сложилась бы ее жизнь, если б не те соревнования в Воткинске да недомогание сестры…
К радости нашедшего ее Наймушина, Галя удачно выступила на областных соревнованиях. Да, ее бег был далек от совершенства, и, тем не менее, уже тогда в нем чувствовалась та редкая сила, которая и заставила тренера обратить на Галину пристальное внимание. И хотя работа отнимала у Галины много времени и сил, никакие трудности не могли заставить ее, уже по-настоящему полюбившую лыжи, пропускать тренировки. Прекрасно понимая, что она пока очень многого не знает, девушка засела за специальную литературу по технике и тактике лыжного бега, постоянно советовалась с опытными спортсменами и много тренировалась, благо входила теперь в группу Наймушина. Всего через год она выиграла гонки на пять и десять километров на первенство ЦС «Труда», в 1967 году пришли победы на всесоюзных соревнованиях, и ее включили в олимпийскую команду СССР.
Она уже тогда была очень сильна, и только несчастный случай не позволил ей стать чемпионкой в беге на пять километров еще в Гренобле в феврале 1968 года. Откровенно говоря, невысокой, светловолосой шведке Тойни Густафссон там просто здорово повезло. Кулакова выигрывала пятикилометровую гонку. Она стремительно летела к финишу, опережая по времени шведку. За пятьсот метров до финиша – спуск. Бдительности ей тогда как раз и не хватило. И еще — опыта. Она выигрывала и думала, что дело сделано. Но в конце спуска, на вираже, ее, как из катапульты, выбросило из лыжни. Она упала и потеряла секунд десять как минимум. Позже выяснилось, что эти десять секунд, вернее, три из них, стоили ей золотой медали.
Газеты писали: «Это случайное падение лишило Кулакову золотой олимпийской медали». Она поначалу поддалась всем этим вздохам и причитаниям, чуть ли не рыдала… Действительно, отлично она бежала в тот день пять километров. Будто и не было перед этим изнурительной и неудачной десятикилометровой гонки. Теперь она и «в мазь попала», и лидировала всю дистанцию, оставалось совсем немного, каких-то пятьсот метров. И вот этот спуск с легоньким поворотом…
Через несколько дней Кулакова получила бронзу в эстафете 3х5 километров. Не у многих так проходит олимпийский дебют: Галина привезла из Гренобля две медали. И все-таки было ей не очень весело: так нелепо упустила ту гонку!
Но переживания переживаниями, а жизнь продолжалась, и через несколько дней Галина получила свою вторую олимпийскую награду в эстафете три по пять километров. Правда, только бронзовую. С Олимпиады она вернулась обогащенная не только бесценным опытом, но и пониманием того, что причиной ее неудачи была не только секундная рассеянность, но и несовершенная техника. И она принялась работать над этой самой техникой так, что уже очень скоро ее бег был признан образцовым, а кинограмму с ним стали изучать во всем мире. А Галина продолжала творить чудеса и после столь памятного для нее Гренобля не проиграла ни одного соревнования в сезоне. Правда, теперь она работала с Виктором Александровичем Ивановым. Новый тренер стал уделять еще больше внимания «физике», и теперь Галину можно было видеть даже на байдарке. Продолжалась работа и над оттачиванием ее неповторимой, восхищавшей всех специалистов техники.
Перед первенством мира 1970 года в Высоких Татрах ей заранее «отдали» все мировое золото, но случилось непредвиденное. Прямо с трассы гонок на Кубок СССР Галину увезли в одну из свердловских клиник, где ей сделали операцию, после которой она долго не могла прийти в себя. А когда пришла, начала заново учиться ходить! И чего ей стоили эти первые шаги от кровати к тумбочке и назад, знали лишь сама Галина да ее лечащий врач Галина Ивановна Тарасова, боровшаяся за жизнь своей знаменитой пациентки целых двенадцать бессонных ночей. Ни о каких лыжах не могло быть и речи, поскольку после подобных операций надо было лежать около трех месяцев и набираться сил. Но Галина не могла столько ждать и делала все возможное и невозможное, чтобы как можно быстрее вернуться в строй. В своем страстном желании поскорее выйти на лыжню она демонстрировала такую силу воли, что видавшая на своем медицинском веку разных больных Тарасова только качала головой.
Вопреки всем прогнозам и законам, Галина встала уже через несколько недель и приступила к тренировкам, несказанно изумив ведь медицинский персонал больницы. Правда, у нее хватило ума не бросаться сломя голову в погоню за потерянным и восстанавливать былые навыки постепенно. И когда она выиграла свои пять километров на первенстве мира в Чехословакии, мало кто знал, чего стоило ей эта фантастическая с точки зрения традиционной медицины победа.

Звездный час

И все же главной ею целью по-прежнему оставались Олимпийские игры. Конечно, золотые медали чемпионата СССР, Европы и мира стоили дорогого, но все же они не шли ни в какое сравнение с олимпийским золотом. И именно в Саппоро в битве с такими грозными соперницами, как финки Марьята Кайосмаа и Хилька Кунтола, олимпийские чемпионки норвежки Ингер Айфлус, Верит Мардре-Ламмедаль и подававшая большие надежды Аслаут Даль, чешка Хелена Шиколова и немка Рената Фишер, можно было проверить себя по-настоящему. Да что там говорить, ее соперницы были очень сильны, и все же до Кулаковой им было далеко. Что она убедительно доказала уже на «десятке», на которой с ней смогла соперничать лишь одна Кайосмаа.
А вот на «пятерке» ей пришлось-таки понервничать. Вместе с неугомонной финкой в погоню за ней пустилась и ее подруга Шиколова, взявшая старт минутой позже. Как казалось самой Галине, она шла в хорошем темпе, и тем не менее следивший за графиком ее бега тренер то и дело недовольно выкрикивал: «Минус одна!» Она прибавила скорость и снова услышала ту же самую фразу! И тогда Галина пошла, что называется, ва-банк. Она ничего не видела вокруг себя, перед глазами стояли какие-то оранжевые круги, она задыхалась и все-таки продолжала эту сумасшедшую гонку! И когда у нее уже не оставалось ни физических, ни душевных сил, чтобы продолжать бег, она финишировала и стала чемпионкой. Наблюдавшие за гонкой специалисты недоуменно разводили руками. И было от чего. Выиграть на последнем километре у прекрасно бежавшей финки целых шесть секунд — это дорогого стоило. Но тогда, в горячке, она как будто даже не поняла, что кричит ей тренер Иванов. А он, бросившись к ней, восторженно воскликнул: «Да ты хоть понимаешь, что сделала?» После гонки Галину спросили, не опасалась ли она своих подруг по команде. Она недоуменно пожала плечами и улыбнулась: «Если я кого и опасалась, то только Кайосмаа. А наших чего опасаться? Ведь это наши».
Напрасно журналисты уговаривали ее открыть им главный секрет ее блестящей победы. Галина так ничего им и не сказала. Да и что было говорить? Ведь тогда бы ей пришлось рассказывать всю свою жизнь. Да и не очень-то она любила говорить. Ведь сама специфика лыжного спорта, а гонки проходят по большей части в молчаливом лесу, не способствует говорливости и суете. Пусть лучше за нее говорят ее результаты. И они говорили, да еще как. На следующий день Галина выиграла вместе с командой эстафету и стала трехкратной олимпийской чемпионкой. На Олимпиаде-72 в Саппоро три наши спортсменки – Галина Кулакова, Любовь Мухачева и Алевтина Олюлина выиграли все золотые медали, которые разыгрывались на лыжне. Особенно успешным было выступление Кулаковой. 29-летняя лыжница из Удмуртии повторила достижение Клавдии Боярских: победила в обеих индивидуальных гонках, а вместе с подругами выиграла эстафету.
После такого блестящего выступления Галина не собиралась почивать на лаврах — она успешно выступила на чемпионате мира 1974 года в Фалуне. Там ей пришлось хорошо потрудиться, хотя сражалась она за победу не с знаменитой Кайосмаа, мечтавшей о реванше за поражение в Саппоро, а с лыжницей, имени которой она до той минуты даже не слышала. Когда Кулакова узнала, что проигрывает какой-то Бланке Паулу, то поначалу подумала, что ослышалась.
Но, увы, так оно и было на самом деле. Бланка бежала как заправский мастер, и Галине оставалось уповать только на те самые подъемы, на которых она всегда отрывалась от соперниц и уходила вперед. Так случилось и на этот раз, и после очередного подъема она наконец-то услышала куда более привычную для себя фразу: «Плюс пять!» Галина выиграла, но опередила грозную чешку всего на секунду с небольшим, и теперь все предвкушали напряженнейшую борьбу на «десятке». Однако борьбы как таковой не получилось. Бланка, не имевшая достаточного опыта и, надо полагать, сил, лишь поначалу пыталась бороться с Галиной на равных, а потом не выдержала предложенного ей ураганного темпа и отстала на целых двадцать пять секунд. Ну а после того как Галина вместе с подругами одолела в эстафете грозную команду ГДР, исполнилась ее заветная мечта — она выиграла сразу все золото мира! Но ей и этого показалось мало, она была весьма решительно настроена стать первой и в олимпийском Инсбруке, благо в то время она находилась в самом расцвете своих сил и таланта.
В Австрии Кулакова почувствовала себя плохо и, завоевав на «десятке» только бронзу, оказалась в центре скандала. Экспертиза на допинг показала в ее организме наличие запрещенного эфедрина, входившего в состав галазолина, которым Галина лечилась от простуды. Восемнадцать врачей занимались «делом» Кулаковой и, в конце концов, признали Галину виновной в применении запрещенного препарата. Вернувшись из Инсбрука, Галина быстро набрала форму и тут же выиграла Кубок мира 1979 года. Ну а когда она отправилась на свои очередные Олимпийские игры в Лейк-Плэсид, специалисты даже не сомневались в том, что основная борьба развернется между нею и Раисой Сметаниной.

Галина и на этот раз выступила неудачно, заняв всего-навсего пятое место в индивидуальных гонках и проиграв эстафету лыжницам ГДР. Что ж, спорт есть спорт, и вечно выигрывать в нем невозможно. Да и нельзя было Кулаковой жаловаться на свою судьбу, о чем она прекрасно сказала сама. «Я ни о чем не жалею. Спорт дал мне все — славу, уважение, финансовое благополучие и многое другое. Но если бы случилось чудо, и я смогла бы прожить свою жизнь заново, я в ней ничего бы не поменяла!»
Конечно, ни о каком новом олимпийском цикле уже не могло быть и речи, и, тем не менее, перед своим уходом из спорта Галина очень хотела выиграть свою юбилейную сороковую награду в лыжной эстафете на чемпионате СССР. И снова не получилось. Правда, не по ее вине. Слишком уж слабая лыжница бежала впереди, и даже такой испытанный боец, как Кулакова, не смогла наверстать упущенного. Она ушла, и ей сразу же предложили переехать в Москву. Но оставшаяся верной себе Кулакова только покачала головой. «Я лыжница,— усмехнулась она,— и мне нужен снег!»

Передача опыта

Что же, все правильно, и как трудно представить себе артиста, всю жизнь прослужившего в театре, без сцены, так же невозможно представить себе нашу великую лыжницу без лыжни. Галина Алексеевна и по сей день продолжает жить активной и очень насыщенной жизнью и собирается организовать свой музей, где сможет встречаться со всеми желающими познакомиться с нею и показывать им огромное количество наград, которые она завоевала за свою спортивную жизнь.
Простая деревенская девушка благодаря неуемной энергии и поразительной трудоспособности смогла достичь вершин славы. Около полутора десятков лет, начиная с конца 60-х, она не знала себе равных на лыжне.
В 1982 году Галина Алексеевна в сорок лет завершила карьеру лыжницы. В 1984 году президент Олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч вручил Кулаковой серебряный Олимпийский орден за заслуги перед мировым спортом. В 2000 году Галину Алексеевну на общероссийском балу олимпийцев выбрали в число пятнадцати Легенд отечественного спорта, внесших наибольший вклад в его развитие в уходящем столетии, а в 2001 году в родной Удмуртии был открыт дом-музей знаменитой спортсменки.

Источник: http://www.olimpic.su/index.html

Опубликовано в рубрике Гренобль 1968, Заслуженные спортсмены, Инсбрук 1976, Лейк-Плэсид 1980, Саппоро 1972. Комментарии (0)

Герои Олимпиады. Фирсов Анатолий Васильевич

Биографическая справка

Победитель Зимних олимпийских игр 1964, 1968, 1972 (5 игр, 2 шайбы); многократный чемпион Европы и мира 1964—1971 (62 игры, 64 гола). Трижды признавался лучшим нападающим на первенствах мира 1967, 1968, 1971.
Чемпион СССР 1963-66, 1968, 1970-73, второй призер 1967, 1969, третий призер 1962. В чемпионатах СССР Фирсов провёл 474 матча, забил 346 гола.
Обладатель Кубка СССР 1966—1969, 1973. Обладатель Кубка европейских чемпионов 1969—1974 (14 голов).
Избран в Зал Славы отечественного хоккея (1998). Член Зала славы ИИХФ.
Анатолий Васильевич Фирсов родился 2 февраля 1941 года в Москве.

Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена

Еще юношей он начал играть в русский хоккей в команде завода «Красный богатырь». Очень скоро боевитого и прекрасно катавшегося юношу заметили и пригласили в московский «Спартак», где он и отыграл три года. Но уже осенью 1961 года Анатолий оказался в великом ЦСКА.

Первая победа, звездный час

Конечно, тогда многие хотели играть в прославленном клубе, откуда вела прямая дорога в сборную. Да и материальные условия для выросшего в весьма необеспеченной семье Анатолия играли далеко не последнюю роль. А в ЦСКА ему обещали помочь с квартирой, да и лишние деньги за погоны, которые он никогда не носил, тоже не мешали. Ведь ни о какой Европе или уж тем более НХЛ в те времена нельзя было даже и мечтать. И все же главным в переходе Фирсова в ЦСКА было, наверное, не это. В «Спартаке» он мог навсегда остаться в тени великой старшиновской тройки, а выйти на ведущие позиции с игроками, которые значительно ему уступали, было практически невозможно. Ну и, конечно, Фирсову очень хотелось поиграть под руководством Анатолия Тарасова. Забегая вперед, скажем, что он стал самым любимым хоккеистом Тарасова, считавшего его величайшим игроком советского хоккея. В ЦСКА Анатолий стал играть вместе с уже повидавшими хоккейные виды Леонидом Волковым и Валентином Сенюшкиным, неоднократно выступавшими с Игорем Деконским за сборную СССР. Конечно, выйти на первые роли в команде, где был собран почти весь цвет советского (да и мирового) хоккея, было сложно, и остается только поражаться трудолюбию и таланту Фирсова, уже очень скоро заставившего говорить о себе.
Впрочем, этому можно было и не удивляться. Все, что ни делал на поле Фирсов, он делал легко и непринужденно, и всех видевших игру этого блестящего мастера поражала его бесподобная техника. Однако специалистов еще больше поражала необыкновенная скорость его игрового мышления, и порою даже самым искушенным из них казалось, что игра Фирсова состоит из осеняющих его свыше озарений: находясь даже в самых безнадежных ситуациях, он умудрялся находить из них самый достойный выход. Отмечали и его необыкновенное исполнительское мастерство, что особенно ценится в современном хоккее, в котором хоккеист практически уже не играет на свободном пространстве и «чистых», как это принято говорить, шайбах. Изумляло и его блестящее катание, заложенное в нем еще русским хоккеем с его огромными пространствами для маневра, да и фехтовал он клюшкой так, как, пожалуй, до сих пор не умеет никто. Ну а по объему совершаемых им действий, их разноплановости и неожиданности тактических решений он уже тогда превосходил всех своих предшественников, игравших на левом краю. Но все же самым впечатляющим было то, что мысль и ее исполнение сливались у него в единое целое, что создавало известную сложность для его партнеров. Фирсов никогда не был одинаковым, играть с ним было далеко не так просто, как это казалось с трибун, и его партнеры должны были постоянно находиться начеку, поскольку его выверенные и зачастую скрытые от противников пасы надо было предугадывать и им. Поражала в его таланте и другая особенность. Он никогда не был удовлетворен сделанным, постоянно искал в игре новое и нестандартное. И когда Анатолий Тарасов, увидев в исполнении Ульфа Стернера финт клюшка — конек — клюшка, предложил попробовать его Фирсову, тот со свойственным ему фанатизмом принялся отрабатывать этот весьма сложный для исполнения прием, который для него был неудобен вдвойне. Анатолий играл на левом краю и мог подрабатывать шайбу себе «удобной» правой ногой не к воротам, а к борту. И каково же было удивление Тарасова, когда всего через неделю Фирсов в очередной календарной игре с блеском начал применять этот действительно в высшей степени эффектный и эффективный прием, раз за разом оставляя ничего не понимавших защитников у себя за спиной. Пробовали ли освоить этот финт другие? Да, конечно, пробовали. Но так, как исполнял этот технический прием Фирсов, его и по сей день не может сделать никто. Что, конечно, объясняется не только его талантом, но и поражавшим даже игроков ЦСКА трудолюбием и необычайной жадностью до тренировок. А ведь это самое неприятное в жизни любого спортсмена. Ведь там нет ни ревущих от восторга зрителей, ни щелкающих камерами фотокорреспондентов, ни цветов, ни музыки, и по сути дела на тренировках спортсмен соревнуется с самим собой.
Трудно сказать, были ли тяжелейшие тренировки — а Тарасов не щадил на них никого — в самом деле постоянным праздником для самого Фирсова, можно только отметить, что выкладывался он на них всегда полностью. «Многие,— говорил он в одном из своих интервью,— восхищаются моим очень сильным щелчком.— Но если бы они только видели, сколько железа мне приходится возить по полу на тренировках, то вряд ли бы удивлялись». Более того, «наевшись» в общей группе, Анатолий оставался в зале и еще долго возил по полу блины от штанги. И как тут не вспомнить, как после нескольких страшных по силе щелчков Фирсова по воротам сборной Швеции на Олимпийских играх в Саппоро шведский вратарь, охваченный паникой, чуть ли не прятался от летевших в него с огромной скоростью шайб! Однажды Фирсов попал в шлем Александру Сидельникову, и вратаря увезли в больницу в бессознательном состоянии.
По современным меркам Фирсов не выглядел таким прирожденным бойцом, как, скажем, Александр Рагулин или Иван Трегубов, и, тем не менее, он был достаточно жесток в игре, никогда не избегал силовой борьбы и, когда надо, оборонялся не хуже любого защитника. Но и здесь проявлялась необыкновенная скорость его игрового мышления. Ведь в любом столкновении очень важно в считанные доли секунды рассчитать время и либо уйти от защитника, либо сбить его самого. Не случайно он проверял себя на тренировках в игре против таких могучих защитников, как Александр Рагулин и Олег Зайцев. Другое дело, что для Фирсова, всегда державшегося на льду по-джентльменски, игра в корпус никогда не являлась самоцелью и диктовалась только необходимостью. И нет никаких сомнений в том, что, обладая очень большой силой, несмотря на свои, в общем-то, средние физические данные, Фирсов не потерялся бы и в сверхжесткой, а порою и жестокой НХЛ, доводись ему поиграть за океаном.
Конечно, в жизни любого большого спортсмена его успехи во многом зависят от его семьи. Фирсову повезло и здесь, и даже Тарасову казалось, что его спутница жизни Надежда точно так же создана для роли образцовой жены хоккеиста, как сам Анатолий был создан для хоккея. Она делала все, чтобы Анатолий всегда находился в форме. Впрочем, говорить с Фирсовым о строгом соблюдении режима было бессмысленно. Он и в этом намного опередил многих современных мастеров хоккея и футбола, отправляющихся за границу и не выдерживающих сравнительно свободную жизнь западного спортсмена. Он был слишком предан хоккею и любил в первую очередь его в себе, чтобы нарушать режим или сознательно уходить от нагрузок. Великий мастер, он, как никто другой, понимал, что именно этот режим и нагрузки и сделали его тем самым Фирсовым, чья игра восхищала миллионы любителей хоккея во всем мире.
В то же самое время Фирсов никогда не был слепым исполнителем замыслов Тарасова и в 1968 году, проявив себя в качестве хоккейного тактика, смотревшего далеко вперед, предложил Тарасову весьма любопытный выход из зоны. Смысл его идеи сводился к искусственному замедлению игры, во время которого он начинал с игравшим в защите Владимиром Лутченко неторопливый розыгрыш шайбы, притупляя, таким образом, бдительность противников и отвлекая их на себя. Ну а затем следовал выверенный пас на получавшего большую свободу для маневра и «забытого» соперниками Полупанова, рвавшегося к воротам. С должным пониманием отнесся Фирсов и к нововведению Тарасова, стремившегося играть по системе два — один — два, или, говоря проще, с полузащитником. А ведь, как писал сам Тарасов, некоторые даже самые великие в ЦСКА встретили его предложение весьма прохладно. Но Фирсов был Фирсов, и ради дальнейшего развития хоккея он был готов на все. Прошло несколько недель, и его освоившая новую тактическую схему тройка заиграла с еще большим и до той поры невиданным блеском, то и дело, ставя перед противниками неразрешимые задачи. «Все, кажется,— писал Тарасов,— усвоил и освоил этот талантливейший хоккеист, но по-прежнему подходит ко мне и просит, сам, подчеркиваю, просит повысить к нему требования: придумать ему новое упражнение, дать новое задание. И никогда Фирсов не сомневался в новой идее, в новом упражнении, каким бы странным или неожиданным оно ни казалось ему. Он не колебался, не терзался, а вдруг это упражнение неверно, а вдруг эта тактическая задумка ошибочна и мы зря тратим время. Он понимает необходимость эксперимента, и это рождает исключительно интересную для тренера обстановку, атмосферу творчества и поиска».
Да, рядом с ним играли великие спортсмены, и все же Фирсов превосходил их по совокупности игровых характеристик. Не случайно именно он признавался три раза лучшим нападающим мира и четырежды стал лучшим бомбардиром мировых первенств. Хотя провалы случались, конечно, и у него, как это было, наверное, в его самом неудачном сезоне 1968 года. Отдыхая в Варне, Анатолий порезал о стекло ногу, и она довольно долго заживала, мешая ему полноценно тренироваться. Но едва рана стала затягиваться, как навалилась новая беда. Занимаясь в гараже с машиной, Анатолий забыл поставить ее на тормоза, она съехала с места и придавила ему руку. Да так, что больше месяца он был вынужден ходить в гипсе. Но и здесь сказался его не привыкший отступать ни перед какими трудностями характер, и, не имея возможности тренироваться с клюшкой, он все эти дни катался с пудовыми веригами на поясе, поднимал тяжеленную штангу, занимался акробатикой, силовыми упражнениями и даже умудрялся играть одной рукой в баскетбол. Хотя и здесь тренировки ему давались с трудом, поскольку все еще давала себя знать так неудачно порезанная на пляже нога. Да, он подготовился к сезону, и все же в первых матчах играл без присущего ему блеска. Но уже очень скоро и специалисты, и зрители снова увидели на льду того самого Фирсова, которого привыкли видеть.
Конечно, любые споры на тему, какой хоккей лучше, тот, советский, или сегодняшний, бессмысленны и бесперспективны. И только одно не вызывает ни у кого сомнений: закончивший играть тридцать лет назад, Фирсов и сейчас выделялся бы на площадке, ибо он был одним из тех немногих, кто не только опередил свое время, но и остался неподвластен ему. «Хоккеистом современным, играющим в сегодняшний хоккей, представляется мне Анатолий Фирсов,— писал Анатолий Тарасов в своей книге «Хоккей грядущего».— Проследите за его игрой. Нужно быть оптимистом, нужно обладать мужеством, чтобы рисковать так, как рискует он. Приглядитесь повнимательнее к Фирсову, и вы заметите, что он всегда ищет самые острые, на грани ошибки, решения. Он начинает свой проход рискованно, ищет не простое решение, где можно обыграть какого-то зазевавшегося защитника, а пытается пройти сразу между двух, если не трех, игроков соперника. Это нужно ему, чтобы отвлечь на себя главные силы «неприятеля» и облегчить выполнение задачи товарищам».
И уж кто-кто, а он бы был завален приглашениями из НХЛ. Хотя сам он никогда не проявлял особого интереса к канадским профи. И в этом, думается, нет ничего странного. Хоккей в его исполнении был куда интереснее и одухотвореннее, чем у прямолинейных канадцев. Более того, Фирсова было даже сложно себе представить играющим в тот зачастую бездумный и однообразный хоккей, какой довольно часто можно видеть в НХЛ. Поэтому он и не был особенно расстроен тем, что в 1972 году ему не удалось принять участие в той самой знаменитой исторической серии. А играть он, конечно, мог, став весною на Олимпийских играх в Саппоро, как и всегда, одним из лучших.
После Саппоро сборную покинули Тарасов и Чернышев, и их любимцы Фирсов и Давыдов сменившему их Боброву были уже не нужны. Тем не менее ни у кого не вызывает сомнения, что играй Фирсов в той серии, в Канаде превозносили бы не только Третьяка, Харламова и Якушева, но и его.

Передача опыта

Будучи звездой первой величины, Фирсов в то же время никогда не был ни на площадке, на за ее пределами эгоистом, как это свойственно очень многим лидерам команд практически во всех видах спорта. Анатолий с великой охотой брал на себя роль этакого дядьки-наставника и играл на своих молодых партнеров. А когда они забивали, радовался так, как не радовался даже своим собственным шайбам. Так радуются родители успехам превзошедших их детей. Светло и бескорыстно. А ведь будь на его месте другой человек, знаменитой полупановской тройки вообще могло не быть.
Да и кто на месте Фирсова отказался бы ехать на чемпионат мира с такими хоккейными асами, как Борис Майоров и Вячеслав Старшинов, и взял бы себе в напарники пусть и способных, но совершенно еще необстрелянных Полупанова и Викулова? Надо думать, немногие. Игра со Старшиновым и Майоровым уже по определению предполагала и славу, и почет, и награды. Но надо отдать должное и Борису Майорову, увидевшему всю перспективность новой тройки и попросившему Тарасова оставить Фирсова с его молодыми партнерами по ЦСКА, а в их звено включить блестящего Виктора Якушева. Но ведь по большому счету этого было мало! И не пожелай сам Фирсов взвалить на себя этот груз, благоволивший к нему Тарасов наверняка поставил бы его к великим спартаковцам. Ведь последнее слово всегда оставалось за ним. И когда он сказал его, всем стало ясно, что в команде есть не только великий хоккеист, но и не менее великий человек. Ну а чем тот эксперимент закончился, хорошо известно. Тройка Викулов — Полупанов — Фирсов блестяще выступила на том чемпионате мира и вскоре стала в один ряд с такими прославленными звеньями, какими являлись тройки Виктора Шувалова, Алексадра Альметова и Вячеслава Старшинова.
К радости Тарасова, Фирсов оказался ко всему прочему и неплохим педагогом. И помогал он своим молодым партнерам спокойно и доброжелательно, ни разу не дав им почувствовать существовавшую, особенно поначалу, огромную разницу между ними и им. Он не только учил, но и постоянно советовался с ними, что подкупало куда больше, и надо было видеть лицо немного мнительного Полупанова в эти счастливые для него минуты.
Закончив играть, Фирсов работал одно время тренером ЦСКА, а затем возглавлял сборную «Золотой шайбы». Но и здесь он оставался все тем же Фирсовым, порядочным и привыкшим побеждать только в честной борьбе. И каково же было его возмущение, когда ему весьма настойчиво порекомендовали поставить семнадцатилетних ребят в готовившуюся к ответственной игре с чехословаками команду. Так и не сумев убедить начальство в том, что оно губит ребят, он ушел из команды, беззаветно верившей в него.
Привыкший к жесткой, но честной борьбе, великий спортсмен не пожелал заниматься грязными делами, да еще с теми самыми мальчишками, из которых должны были, по его глубочайшему убеждению, вырасти порядочные люди. Свою принципиальность он проявлял и в одном из районных советов Москвы, где вел спортивную работу среди детей и подростков. В последние годы он занимался политикой и даже был депутатом, что отнимало у него много времени и не позволяло ходить на хоккей.
В последние годы жизни Анатолий Васильевич снова стал проявлять интерес к игре, которой отдал всю свою жизнь: он не только посещал хоккейные матчи, но даже выступал за ветеранов. И когда во время чемпионата мира в Санкт-Петербурге он снова вышел на лед, никому и в голову не могло прийти, что это был последний выход на лед легенды советского хоккея.
Смерть любого человека всегда наводит на самые грустные размышления о бренности всего сущего и неизбежности неотвратимого. Но когда уходят из жизни такие люди, как Анатолий Фирсов, всегда испытываешь чувство какой-то несправедливости. И все же заканчивать рассказ о великом хоккеисте в минорных тонах не хочется. Память об Анатолии Васильевиче Фирсове будет жить до тех пор, пока люди будут играть в хоккей. А в него будут играть всегда.

Источник: http://www.olimpic.su

Опубликовано в рубрике Видео, Гренобль 1968, Заслуженные спортсмены, Инсбрук 1964, Саппоро 1972, Фото, Чемпионаты мира 1954-2007 по хоккею. Комментарии (0)

Герои Олимпиады. Белоусова Людмила Евгеньевна и Протопопов Олег Алексеевич

Биографическая справка

Белоусова Людмила Евгеньевна и Протопопов Олег Алексеевич – чемпионы олимпийских игр в парном фигурном катании на коньках в 1964 и 1968 г.; чемпионы мира и Европы с 1965 по 1968 гг.; чемпионы СССР в 1962-1964,1966-1968 гг.
Олег родился в Ленинграде в июле 1932 г. В девятилетнем возрасте он узнал страшный смысл таких слов, как война и блокада. В пятнадцать лет он принял решение стать пианистом. Но при поступлении в музыкальное училище жюри не нашло у мальчика идеального слуха. Тогда юноша предпринял попытку попробовать себя в фигурном катании.
Людмила родилась в Ульяновске 25 ноября 1935 г. В 1946 г. семья Белоусовых переехала в Москву, где Людмила окончила Московский энергетический институт инженеров железнодорожного транспорта.
В школе Люда вместе со своей сестрой Раей посещала занятия бальными танцами. Летом девочка играла в теннис, а зимой каталась на хоккейных коньках. После первого просмотра таких фильмов, как «Серенада солнечной долины» и «Весна на льду» Людмила решает стать фигуристкой.

Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена

В 1947 г. Олег Протопопов пришел к тренеру Лепнинской Нине Васильевне в валенках с прикрученными к ним хоккейными коньками.
Тренировки Олега были очень насыщенными, и уже через 3 года он готовился принять участие в крупных всесоюзных соревнованиях. Но повестка из военкомата нарушает его планы. Все годы службы в Военно-Морском Флоте Олег не прекращал мечтать о дальнейшей спортивной карьере. Именно в армии ему в голову приходит мысль о парном катании.
Долгожданный дебют состоялся весной 1954 г. Партнершей Протопопова стала ленинградка Маргарита Богоявленская. Даже с той слабой техникой, которая была у молодых спортсменов, они сумели занять призовое третье, место.
Людмила Белоусова с поступлением в спортивную школу опоздала на 5 лет. Но она не оставила своей затеи и решила попытать счастья в секции для взрослых. Здесь ей повезло больше.
К 1954 году она уже была «общественным инструктором» юных фигуристов в парке имени Дзержинского, сама занималась в старшей группе. Белоусова тренировалась в паре с Кириллом Гуляевым, который вскоре объявил, что заканчивает со спортом. Белоусова решила выступать в одиночном разряде.
Парным катанием Людмила заинтересовалась позже. Это произошло на третьем году ее спортивных занятий, когда она случайно встретила на московском катке Олега. Они решили просто покататься вместе, пробовали исполнить некоторые элементы. Выполнив в паре пируэт, они поняли, что созданы друг для друга. Но у Олега еще не окончился срок службы, и ему нужно было возвращаться в Ленинград. Да и Людмилу ждали ее школьные занятия.
Тем не менее, они в 1955 году начали тренироваться вместе. В 1957 году фигуристы поженились, но Белоусова выступала под девичьей фамилией.
После сдачи экзаменов Людмила решила поступить в энергетический институт, но не добрала баллов и уехала в Ленинград. Официальной причиной отъезда была еще одна попытка поступления в высшее учебное заведение, но на самом деле все ее планы на будущее были связаны с парным фигурным катанием. Ленинградские тренеры встретили Людмилу не очень дружелюбно. И только благодаря Олегу, всегда находящему нужные слова, чтобы ее утешить, девушка не прекращала занятий спортом.
Из-за повышенных требований к себе и нетерпимости Олега к малейшей фальши молодые люди тренировались по три, а то и по четыре часа в день. Время занятий не сократилось и после того, как Белоусова и Протопопов стали чемпионами Европы. Несмотря на несхожесть в характерах в том, что касалось спорта, Людмила всегда была заодно с Олегом.

Первая победа

Людмила Белоусова и Олег Протопопов стали первыми обладателями золотой медали в истории русского фигурного катания (1964). Помимо внешней гармонии, эта пара обладала взаимной симпатией и сходством во взглядах на жизнь.
С 1954 Белоусова и Протопопов тренируются под руководством И. Б. Москвина, а также некоторое время — П. П. Орлова, но из-за многочисленных конфликтов с тренером отказались от тренера вообще и стали работать вдвоем, вдвоем же придумывали свои программы.
К 1957 году они были серебряными призерами первенства СССР и мастерами спорта. На международной арене дебютировали в 1958. Технический арсенал спортсменов был небогатым, к тому же сказалась неопытность, поэтому они перенервничали и выступили не очень удачно — дважды упали, исполняя несложные элементы.
Зимой 1958 г. Людмила и Олег отправились на чемпионат мира, проходивший в Париже. К началу соревнования пришло мало народа, но к тому времени, когда должны были выступать Белоусова и Протопопов, все места в зрительном зале были заняты. Никому не известных спортсменов встретили довольно дружелюбно, но без особого энтузиазма. Начало выступления прошло великолепно: сказывались упорные тренировки и желание победить. Но вдруг, выполняя шпагат, Людмила упала. Боль в бедре и ушедшая вперед музыка не дали должным образом закончить выступление. В результате они заняли лишь тринадцатое место.
В 1960 г. на соревнованиях в Скво-Вэлли пара снова не добилась успеха, хотя результат был немногим лучше: они заняли девятое место.
Пара значительно выросла как в техническом так и в художественном плане. Впервые ими была исполнены тодес вперед на внутреннем ребре и так называемая «космическая спираль». Первый успех пришёл в 1962 году: фигуристы наконец впервые выиграли чемпионат СССР (с десятой попытки!) и заняли 2-е места на чемпионате Европы и чемпионате мира.

Звездный час

В Италии на чемпионате мира, проходящем в небольшом курортном городке Кортина д’Ампеццо, победу пророчили паре из ФРГ, и количество очков, которое они набрали, являлось явным тому подтверждением. В зале было много немецких туристов. Они имели твердое намерение сорвать выступление русской пары, вышедшей к тому же в костюмах из алой материи. Но Людмила и Олег великолепно откатали свою программу и заняли второе место. Первое место в соревнованиях за первенство Европы и мира получили германские фигуристы Марика Килиус и Ганс Боймлер.
Белоусова и Протопопов сразу же отказались от легкой, ни к чему не обязывающей музыки и выступали под богатые аккорды симфонического оркестра. В следующем сезоне на чемпионате мира в Инсбруке над катком плыли нежные звуки Листа и Рахманинова, и русские фигуристы вторили им каждым своим движением.
Легкость танца Людмилы и порывистость Олега открывали залу всю гамму чувств, заключенную в номере. После объявления результатов все поняли: вот они, новые чемпионы!
Так на Олимпиаде-64 неожиданно, с преимуществом в один судейский голос обыграли безусловных фаворитов М.Килиус — Х.-Ю.Боймлер (ФРГ). Шедеврами стали их программы 1965-1968, в которых вдохновенно, с тонким психологизмом раскрыт образ влюбленных (на муз. Рахманинова и Бетховена), достигнута практически абсолютная синхронность всех движений, удивительная красота и плавность линий. Белоусова — Протопопов повели мировое парное катание по пути художественного обогащения программ. Однако в 1966 острейшую конкуренцию им составила новая пара Жук — Горелик, проигравшая на чемпионате мира лишь одним судейским голосом. На чемпионате мира 1968 программа была доведена до идеала и судьи выставили оценки 6,0 за артистизм.
В последующие четыре года победы на чемпионатах мира и Европы следовали одна за другой. Конечно, далеко не все они давались легко. В 1966 г. в Давосе русские фигуристы в очередной раз завоевали звание чемпионов. Но что-то было не так. Перед выступлением лица спортсменов были напряжены, а после окончания партнерша передвигалась с трудом, опираясь на руку Олега. Как выяснилось, перед выходом на лед Людмиле стало плохо, и Протопопов предложил отложить выступление или совсем отказаться от него. Но Людмила, привыкшая доводить дело до конца и выходить на каток что бы ни случилось, отказалась. И они победили.
Однако затем пара стала проигрывать более молодым советским парам, чрезвычайно усложнившим программу. На чемпионате мира 1969 допустили несколько ошибок и заняли 3-е место. В 1970 на чемпионате СССР лидировали после исполнения обязательной программы, однако по сумме двух видов остались лишь четвертыми и не попали в сборную страны. На чемпионате СССР 1971 пара лишь 6-ая, а в апреле 1972 — третья, но в отсутствии сильнейших пар, после чего спортсмены покинули любительский спорт.

Спортсмены – сегодня

Уйдя из большого спорта, не расстались с фигурным катанием, работали в Ленинградском балете на льду. В 1979 году во время зарубежных гастролей фигуристы решили остаться в Швейцарии и с тех пор проживают в Грюнденвальде. В 1995 году получили швейцарское гражданство.
Для этой поистине великолепной пары фигурное катание стало не просто видом спорта и совершенствованием своего мастерства, для них оно было искусством. В 1979 г. Белоусова и Протопопов принимают решение не возвращаться в Советский Союз и остаться на постоянное место жительства в Швейцарии. Некоторое время спустя они переходят в разряд профессионалов и начинают выступления в составе американского балета на льду.
Двукратные чемпионы Олимпийских игр уехали из России не потому, что они недостаточно любили родину. Сделать такой шаг их заставила боязнь быть отстраненными от своего любимого дела, без которого они оба не могли жить.

Источник: http://www.olimpic.su

Опубликовано в рубрике Видео, Гренобль 1968, Заслуженные спортсмены, Инсбрук 1964, Саппоро 1972, Фото. Комментарии (0)

  • Поиск по сайту

  • Олимпийские курьезы, анекдоты и шутки.

  • Отключение музыки.

    Афины, 2004. В финале группового турнира по синхронному плаванию во время выступления российской команды дважды отключалась музыка. Первый раз, когда синхронистки только начали выступление, второй — в середине его. Несмотря на это, российская команда стала олимпийским чемпионом. В марафонском забеге бразилец Вандерлей де Лима подвергся нападению болельщика-фаната, который некоторое время не давал ему продолжать бег. В результате де Лима стал только бронзовым призёром. Просьба бразильской федерации выдать де Лиму вторую золотую медаль не была удовлетворена, но в качестве утешения МОК вручил бразильцу приз справедливой игры им. Кубертена. В выступлениях гимнастов на перекладине судьи повысили оценку Алексею Немову в ответ на возмущение зрителей — 12 минут зал бушевал, и успокоить болельщиков смог только сам Алексей. К сожалению, повышение было небольшим и не позволило Немову стать призёром. А в соревнованиях по многоборью судьи ошиблись при подсчёте оценки корейского гимнаста Тае Енг Янга, и он получил «серебро», хотя должен был стать олимпийским чемпионом («золото» досталось американцу Полу Хаму). Голландский гребец Саймон Дидерик забыл свою серебряную медаль в такси. Об этом оповестили пять тысяч таксистов, работавших в тот вечер в Афинах, и медаль была возвращена. А рекорд рассеянности установил один из зрителей церемонии открытия Игр, который ухитрился забыть на стадионе кошелёк с 3,5 тысячами евро. Кошелёк и деньги были доставлены в службу забытых вещей в целости и сохранности. Во время соревнований по прыжкам в воду канадский болельщик, почему-то одетый в белую балетную пачку, пробрался через охрану, залез на трёхметровый трамплин и плюхнулся с него в бассейн. Нарушитель был выловлен и доставлен в полицию, но инцидент помешал нескольким спортсменам, в том числе Дмитрию Саутину, нормально выступить.

    Читать остальные курьезы и юмор.

  • Олимпийский отсчет

  • До олимпиады в Лондоне

  • События

  • Олимпиада 2012
    Олимпиада 2012 пройдет в Англии!
  • Чемпионат Европы 2012
    Чемпионат Европы 2012 проведут сразу 2 страны: Польша и Украина!
  • Чемпионат Мира 2014
    Чемпионат Мира 2014 пройдет в солнечной Бразилии!
  • Фотогалерея

  • 147
  • Интересные факты

  • Баскетбольное шоу

    17 июня 1994 года на Красной площади в Москве устроено грандиозное баскетбольное шоу: команда СССР, победительница Сеульской Олимпиады-88, против ветеранов Национальной баскетбольной ассоциации США. Согласие на первый подобного рода поединок под звездами кремлевких башен дали комендант Кремля и президент России. Игровой помост поставили между Мавзолеем и памятником Минину и Пожарскому. Несколько тысяч зрителей разместил ись на самой площади, на трибунах у М авзолея, на Л обном месте, у ограды Собора Василия Блаженного. В 18.00 команды начали встречу в заявленных составах. «Звезды НБА»: тренер Оскар Робертсон (олимпийский чемпион 1960 года), игроки – Адриан Дэнтли (Детройт), Трент Так-кер (Нью-Йорк), Селрик Маршалл (Бостон), Уолтер Дэвис (Феникс), Брюс Сэллес (Чикаго), Деррил Уолкер (Нью-Йорк), Рон Хассел (Сиэтл), Дейв Раумфли (Индиана), Седрик Тони (Кливленд), Джо Валентайн (Денвер). «Звезды Олимпиады-88″ (с добавлением молодых игроков сборной России): тренер Александр Гомельский, игроки – Александр Волков, Игорь Корнишин, Сергей Тараканов, Игоре Миглиниекс, Валерий Тихоненко, Андрей Ольбрехт, Сергей Базаревич, Сергей Гре-зин, Андрей Спиридонов, Арвидас Сабонис. Четыре тайма (по правилам Н БА) завершились в пользу хозяев площадки – 96:74. Спустя полчаса после начала матча в ближайшее отделение милиции позвонил некто, сообщив, что Красная площадь заминирована. Матч прерывать никто не решился. К счастью, это оказалось «шуткой», ставшей очень модной в Москве. Много серьезнее оказались последствия матча. Продолжение баскетбольного шоу могло закончиться трагедией. Пять игроков «звезд Сеула» – Сабонис, Волков, Миглиниекс, Тихоненко и Корнишин с острым отравлением попали на следующее утро в инфекционный корпус Центральной кремлевской больницы. Тяжело перенес желудочную травму Сабонис, один из главных инициаторов встречи на Красной площади. У Тихоненко открылась язва. Пострадали и американцы, которых отравление настигло в воздухе, по пути домой. Одного из баскетболистов пришлось при промежуточной посадке госпитализировать. Виновник серьезного переполоха – завтрак с сосисками и яичницей в ресторане столичного «Новотеля», где жили участники представления на главной площади страны.

    Читать остальные интересные факты.

  • Видеогалерея

  • Наши партнеры:

  • Полезная информация о входных дверях с зеркалом.
div class=